Отказ в госпитализации по скорой помощ

Отказ от госпитализации при беременности и нахождения в роддоме

Написание отказа при беременности в большинстве случаев связано с выбором частной клиники. Будущая мать вправе решать самостоятельно в каком лечебном учреждении вести наблюдение.

Другое дело – лечение в стационаре по медицинским показаниям. Здесь отказ также не исключен, однако возможно возникновение ситуаций, требующих экстренной помощи. Как уже говорилось выше, отказаться от нее нельзя.

После рождения ребенка, многие мамочки не хотят находится под наблюдением положенные дни, поэтому пишут отказы. В роддоме редко идут навстречу таким просьбам, однако уговорить роженицу можно исключительно опираясь на моральные факторы, но не на закон.

У человека нет документов/полиса/гражданства/места жительства. Что делать?

Скорая и неотложная помощь оказывается всем людям без исключений: гражданство, место жительства, наличие документов, страхового полиса не имеют значения. Если требуется госпитализация, то человек находится в стационаре до тех пор, пока его состояние не станет стабильным, не угрожающим жизни. А вот чтобы получать лечение, а не экстренную помощь, полис всё‑таки потребуется.

В холодный сезон бездомные люди часто сами вызывают себе скорую, чтобы не замерзнуть на улице. Если нет показаний, положить в больницу мы его не можем, но можем предложить отправиться в приют для бездомных людей. 

Дышать нечем

С каждым днем подобных историй становится больше. 14 апреля директор фонда «Кислород» Майя Сонина рассказала, что московская ГКБ № 57 им. Д. Д. Плетнева перестала принимать взрослых пациентов с муковисцидозом — неизлечимым генетическим заболеванием, поражающим внутренние органы, в первую очередь легкие. По словам Сониной, всех больных с этим диагнозом просто выписали по домам.

«Это продлится минимум месяц, дальше нужно смотреть по обстановке, — пояснила Сонина. — Большинство иногородних уехали. В Москве остались только те подопечные фонда “Кислород”, кто сейчас на съемных квартирах ожидает трансплантацию легких, их 15 человек, в том числе дети. Они тоже могут рассчитывать на помощь только по WhatsApp или Skype».

Сидите дома, лечите рак

Тем временем в Севастополе исполнилась мечта многих местных жителей, годами протестующих против потока туристов: город, как в 80-е, закрыли на въезд и выезд. Попасть в Севастополь и даже уехать из него теперь можно только по специальному пропуску. Закрылись на вход и местные больницы: с 30 марта прекращена плановая госпитализация, запрещено посещение пациентов. И хотя это правило не распространяется на онкобольных, на местах, как обычно, наблюдаются перегибы.

62-летняя Ольга Злобина прожила в Севастополе всю жизнь. В октябре прошлого года у нее диагностировали инвазивную карциному молочной железы. Жить ей с онкологией, по словам врачей, осталось около полугода. Но и это время может сильно сократиться: из-за закрытия больниц женщина не может попасть на плановую химиотерапию. Пройти очередное обследование ей тоже не удается.

Ольга Алексеевна должна ложиться на химию каждый 21-й день. Очередную процедуру провели 23 марта. Следующая была запланирована на 15 апреля, но грянуло распоряжение о запрете плановых обследований.

«Химию делают в местном онкодиспансере, — рассказывает женщина. — Перед этим я должна пройти терапевта в своей районной поликлинике, сделать кардиограмму, сдать анализы крови, мочи и пойти на химию. После должны посмотреть состояние моей опухоли. Без этого на химию меня не положат. Почти все процедуры я делала платно, по полторы тысячи рублей за каждый анализ, так как в больницах по талонам все распределено на недели вперед. Моя пенсия 8,8 тысячи рублей».

Запрет на плановые обследования, введенный в Севастополе, как и во многих других регионах РФ, 30 марта, график лечения Ольге Алексеевне сильно испортил. Накануне приема у онколога женщине позвонила врач-узист и сообщила, что приходить не надо.

«Она говорит: “Сидите дома, выздоравливайте”. От злокачественной опухоли?»

Попасть к онкологу Ольга Алексеевна до сих пор не может. Пропущен срок очередной химиотерапии. По ее словам, раком молочной железы занимается один конкретный врач, к которому нет допуска, а в онкоцентре пациентке рекомендуют «позвонить в понедельник».

«В районной поликлинике все работает только на корону, там принимает лишь дежурный врач. Записаться на обследование я так и не смогла: мне отказывают. У меня опустились руки. Будь что будет».

В районной поликлинике, куда прикреплена онкологическая пациентка, «Таким делам» сообщили, что хоть и не все, но ряд процедур Ольга Алексеевна пройти все-таки сможет. «Плановое сейчас ничего не делается. Но если назначено обследование перед химиотерапией — пусть подходит», — отвечают в регистратуре.

«А мне говорят, что там есть только один врач, который дежурит по острым случаям. Они направляют меня в онко, а в онко карантин — и в приеме мне отказывают», — недоумевает Злобина.

Это не единственная история онкобольного, столкнувшегося во время пандемии с препятствиями в лечении, о которой нам стало известно.

При этом многие не в курсе, что больницы не имеют права так поступать. Об этом рассказала директор территориального фонда обязательного медицинского страхования Севастополя Татьяна Гроздова.

«Плановая помощь онкобольным проводится в обязательном порядке, они на особом контроле. Мы финансируем их на сто процентов, денег на это достаточно. Если у пациентов возникают какие-то проблемы, то первый вариант: они могут обратиться в организацию, где они застрахованы. Если не знают где, то в территориальный фонд ОМС. Мы берем каждого на контроль. Что-то не так — сразу обращайтесь в страховую или в ТФОМС».

По словам Гроздовой, эта система работает по всей России. «Плановая помощь онкобольным в период эпидемии не прекращается, ее обязаны выполнять в полном объеме, и никто не имеет права отказать пациенту. У каждого застрахованного есть полис, где написано название страховой организации. Она берет на полное сопровождение онкологического больного, чтобы вовремя проводилось обследование, лечение и всегда были препараты».

В пресс-службе севастопольского горздрава ответили, что не готовы комментировать ситуацию с плановыми больными, и порекомендовали написать информационный запрос.

Оформление отказного документа

Если вами принято осознанное решение об отказе, то его необходимо правильно оформить.

Для этого надо составить отказной документ, в котором в обязательном порядке должны присутствовать следующие пункты:

  • наименование учреждения и инициалы руководителя медицинского заведения, кому адресован документ;
  • в середине прописывается название — ОТКАЗ от …;
  • далее следует указать свои личные данные, как заявителя, и данные больного, от имени которого пишется отказ;
  • изложение сути отказа;
  • после написания документа, необходимо указать дату и поставить свою подпись с расшифровкой;
  • в документе должна присутствовать подпись с расшифровкой того врача, который непосредственно назначал госпитализацию.

Обычно такой отказ оформляется самим врачом и подписывается больным. Это могут быть случаи, когда приехала на вызов бригада скорой помощи, а больной не соглашается на госпитализацию.

Либо такой случай, когда пациент отказывается дальше проходить лечение и обследование в больнице.

Отказ пишется в произвольной форме, главное соблюдать установленные правила оформления документов.

Законодательство

Есть ряд правовых актов, которые регламентируют права граждан на получение медицинской помощи и защищают их от неправомерных отказов со стороны медицинских работников. К таковым актам относятся:

  • «Закон об охране здоровья граждан» №323 от 2011 года. В этом законе перечислены все обязанности фельдшеров и докторов при обращении к ним пациентов.
  • «Закон об обязательном страховании» №326 от 2010 года. Согласно страховому законодательству все обладатели страховок должны получить на территории РФ медицинскую помощь, в которой они нуждаются.
  • УК РФ определяет наказание за отказ оказать помощь или небрежное отношение к больному.
  • Постановление Правительства №1492 от 2017 года, которое гарантирует оказание медицинской помощи бесплатно.
  • Приказы Минздрава №445/77 и №388н определяющие порядок работы медицинских учреждений.

Вызов всех экстренных служб, в том числе и скорой помощи, теперь можно сделать по единому номеру 112.

Оформление отказа

При отсутствии веских оснований у врачей для удержания пациента на лечении в своей клинике и при желании пациента выписаться, ему предоставляют бланк отказа. Такой документ имеет строго установленную форму. И получить ее можно в регистратуре или у лечащего врача в том медицинском учреждении, где человеку предоставляется лечение.

Порядок заполнения этого заявления будет следующий:

  1. Указываем полное юридическое название лечебного учреждения. Если вы его не знаете, лучше предварительно уточнить у врача или медсестры. Некоторые медучреждения вносят эту информацию в сам бланк заранее.
  2. Указываем свои персональные данные. Здесь достаточно только прописать ФИО.
  3. Если родитель или иной человек принимает такое решение за своего ребенка или подопечного, то указываем также его ФИО.
  4. Если заявление подписывает представитель, то также указываем реквизиты документа, подтверждающего его право на выполнение данных действий.
  5. Прописываем, пациентом какого ЛПУ является данный больной.
  6. Ставим подпись и дату.

В самом тексте отказа написано, что больного проинформировали о возможных осложнениях, которые могут возникнуть вследствие его отказа от лечения. И заявитель заранее подписывает отказ от того, что он не имеет никаких претензий к медучреждению, если у него проявятся негативные последствия.

Таким образом, больной человек снимает всю ответственность за свое здоровье с врача и начинает самостоятельно отвечать за него.

Когда вызывать скорую помощь?

Скорая помощь (03) вызывается только в экстренных случаях, когда ситуация требует или может потребовать скорейшего вмешательства.

-Непривычные боли в животе. Необходимость в госпитализации определяется в зависимости от природы болей.

-Травма, если больной физически не в состоянии добраться до травмпункта самостоятельно. Нужна ли госпитализация, решается по состоянию.

Согласно приказу о порядке госпитализации, скорая не госпитализирует с поверхностными ссадинами и ушибами при отсутствии других травм.

-Давящие загрудинные боли, особенно отдающие в руку, спину и т.д.

В настоящее время скорая очень редко госпитализирует больных с приступом мерцательной аритмии, если нет осложнений, самым страшным из которых является аритмогенный шок — приступ купируют на месте.

Если приступ не купируется, по московским стандартам бригада оставляет актив через два часа — то есть через два часа к этому пациенту повторно приедет бригада скорой помощи, чтобы узнать о его состоянии и определить, нуждается ли он в стационарной помощи.

-Приступы хронических заболеваний (эпилепсия, бронхиальная астма и т. д.). Как правило, также купируются на месте.

-Внезапная головная боль, сопровождающаяся резким изменением мимики, параличом и т. д. Также паралич без болевых синдромов.

-Чувство удушья.

-Роды.

-Отравления.

-Резкое падение давления.

И тому подобные случаи.

Последствия для врача и больницы

Оценка действий медперсонала, отказавшего больному в помощи, будет дана с учётом последствий их отказа и должностей, которые занимают данные работники:

  • Если в приёме отказал врач, то на него будет наложено дисциплинарное взыскание. Но если его отказ повлёк смерть пациента, то прокуратура заведёт уголовное дело о халатности, повлёкшей смерть человека. Наказанием может стать лишение свободы.
  • Работники регистратуры, отказав пациенту в приёме, навлекут штрафные санкции на больницу.

Что касается диспетчера скорой помощи, то они отказывать в вызове бригады не могут. За это предусмотрено уголовное наказание.

Когда скорую помощь вызывать не нужно

Колющие и режущие боли в области сердца, если больной уже обследован, эти боли ему известны и сердечной патологией не сопровождаются, не требуют безотлагательного вызова скорой помощи — следует попытаться снять их домашними и привычными средствами. Для назначения лечения надо обратиться к кардиологу в поликлинику. Скорую помощь вообще не следует вызывать для назначения лечения хронического заболевания.

На подъем давления или описанные выше сердечные боли целесообразно вызвать неотложку (во многих случаях вызова передаются этой службе даже в случаях вызовов по 03) — она приезжает не так быстро, но обязательно врач, а не фельдшер. Эта служба пока есть не во всех районах Москвы, но постепенно развивается.

ОРЗ и ОРВИ, температура до 39.5 и кашель не являются поводом для вызова скорой помощи хотя бы потому, что у врача скорой помощи другая подготовка. Терапевт из поликлиники назначит лучшее лечение.

Скорую помощь не вызывают для выписки больничных листов, справок или рецептов. Этим также занимается врач поликлиники.

Могут ли отказать в госпитализации?

Абсолютных причин для отказа в госпитализации нет. Но если врач скорой помощи установит, что угроза жизни отсутствует, то он имеет право не доставлять больного на госпитализацию и не давать соответствующего направления. Однако, это не значит, что он не может быть госпитализирован планово.

Также сам больной определяет, исходя из самочувствия, вызывать скорую помощь или самостоятельно ехать в медицинское учреждение (поликлинику или больницу). На приёме врач назначает необходимое лечение. При необходимости он поместит больного в стационар. Если это необязательно и пациент может лечиться дома – выпишет ему необходимые препараты.

Денис Василенко

Лежал в городской многопрофильной больнице № 2

— Около трех недель назад я заболел, у меня был кашель и температура. Я не переживал по этому поводу, просто вызвал врача на дом по ДМС. Позже мне сделали рентген легких по назначению, всё было в порядке.

Уже через неделю я чувствовал себя нормально, а 10 апреля пошел в частный медицинский центр по ДМС, чтобы снова сделать рентген. Посмотрев снимок, врач сказал, что это пневмония и меня нужно срочно госпитализировать с подозрением на коронавирус. Я согласился, они тут же вызвали скорую помощь, на которой меня отправили в многопрофильную больницу № 2. Перед этим меня завезли домой, чтобы я забрал вещи первой необходимости.

В больнице мне снова сделали рентген. Когда меня принял врач, он сказал, что с моими легкими всё в порядке и никакой пневмонии нет. Других симптомов коронавируса тоже не было — ни температуры, ни проблем с кислородом, только легкий остаточный кашель.


Фото: Денис Василенко

Я спросил, зачем меня тогда госпитализировать, если я в нормальном состоянии? За границу я не выезжал почти год, контактов с заразившимися у меня не было. Врач сказал: «А вдруг у вас действительно коронавирус? Тест сделаем, вы пару дней у нас полежите, пока не придет результат, и мы вас отпустим, если он будет отрицательным». Я подумал, что пара дней не проблема и согласился.

На следующее утро к нам пришел врач, который представился дежурным, и сообщил, что нам придется лежать в больнице две недели, пока мы не получим три отрицательных результата анализов подряд, с периодичностью в три дня. Я спросил: как так, мне же говорили про пару дней, почему я не имею права отказаться от госпитализации? Он сказал, что в больнице ввели какой-то особый режим, в интернете можно поискать постановление главного санитарного врача Петербурга (с 29 марта в больнице действует противоэпидемический режим, на сайте сообщается об отмене плановой госпитализации — прим. «Бумаги»). Я ничего конкретного не нашел, а мой сосед решил написать сообщение на официальной странице губернатора Александра Беглова.

Меня положили в отделение челюстно-лицевой хирургии, в палату на четверых. Там уже лежали два человека — одному 35 лет, другому — 50. К вечеру к нам присоединился еще один пациент, которому было 70 лет. Те, кто постарше, действительно были с симптомами — температурой и кашлем.

Первая палата, в которую меня поселили, была очень плохой. Ремонт отвратительный, душ не работает, в туалете нет бумаги. Свет мы не могли включать сами — выключатель находился вне палаты, а так как нас из нее не выпускали, приходилось просить медсестер. Ночью видели тараканов, окна сквозят. Влажную уборку проводили раз в день, обычно какой-то грязной водой, кварцевания не было.

Потом нас перевели в другие палаты. Там стояла новая мебель, но окна такие же. На стенах были приклеены ловушки для тараканов, значит, там они, наверное, тоже бегают. Кормят три раза в день, но большинство моих соседей не могли это есть. Большое спасибо девушке и другу, которые приносили мне передачки с едой, поддерживали меня — это было очень приятно.

Через два дня у одного из наших соседей, которому 50 лет, подтвердился коронавирус. Его перевели в другое отделение, а нам принесли защитные маски — до этого ничего такого не было. Медсестры в больнице ходят в противочумных костюмах, но у них нет респираторов и очков, в них приходят только врачи. В больнице нет карантина, все сотрудники могут спокойно выходить домой.

Примерно через четыре-пять дней после запроса Беглову мы получили ответ — с его страницы написал комитет по здравоохранению, который сообщил, что мы имеем право на отказ от госпитализации. Мы прислали скриншот сообщения одному из дежурных врачей, он показал его заведующему, а тот, в свою очередь, связался с главврачом. В итоге администрации больницы тоже пришел ответ, что мы можем написать отказ, если хотим. Днем 15 апреля я смог выписаться из больницы, сейчас соблюдаю строгую самоизоляцию дома. В итоге я провел в больнице шесть дней.

Я сдавал тесты на коронавирус, но, как мне сказали в больнице, если результаты отрицательные, о них даже не сообщают. Мой первый тест не пришел, результат второго должен быть в пятницу .

Во всей этой ситуации я больше всего переживал не за себя — боялся, что, если вдруг у меня все-таки коронавирус, я заражу своих пожилых соседей по палате. Меня беспокоило, что в больницу кладут всех подряд, а в какой-то момент количество заболевших коронавирусом увеличится — и мы будем находиться в больнице без симптомов, занимая чье-то место.

Актуальные новости о распространении COVID-19 в городе читайте в рубрике «Бумаги» Коронавирус в Петербурге

Колите укольчики

53-летний житель Железногорска Андрей Лопушанский, у которого диагностирован рак гортани, не знал, что ему может помочь фонд ОМС. По словам его дочери Алины, осенью прошлого года отца прооперировали и отправили на облучение. Терапия навредила, у мужчины начала гнить кость нижней челюсти. В плановом лечении ему отказали по тем же причинам, что и предыдущим героям нашего материала. Вместо этого врачи порекомендовали колоть обезболивающие, которые, впрочем, быстро перестали действовать.

«Он жаловался на боли сразу после облучения, но ему сказали, что это воспаление тройничного нерва, и лечили не от того, — рассказала девушка “Таким делам”. — Когда в очередной раз отец приехал в больницу , ему сделали снимок и отправили сдавать срочно анализы для госпитализации. Но потом объявили карантин, и человек остался дома один на один с болями».

Все изменилось после того, как информация об Андрее Лопушанском появилась в телеграм-канале «Mash на Мойке». Алина сообщила, что сразу после публикации отца наконец согласились госпитализировать и прооперировать. Как сообщает Mash, гниющую кость удалили, в перспективе еще одна операция.

Пока отдельные пациенты ищут помощи, в Ленобласти руководство одной из больниц решило распустить всех госпитализированных по домам и закрыться: 20 марта в Приозерской межрайонной больнице десятки пациентов были выписаны недолеченными. Решение принято во исполнение некой директивы, спущенной сверху, причем еще до официального прекращения приема в стационары. Так руководство учреждения объяснило свои действия журналистам «Новой газеты». Один из пациентов, Дмитрий Дымников — он оказался в больнице, потому что у него отказали ноги, — шел домой около четырех часов, недолеченный, с болями.

Знакомая Дмитрия, Руфина Пршисовская, первой подняла эту историю в соцсетях. Она рассказала, что 30 лежачих пациентов из неврологического отделения на носилках развезли по домам. Одиноких и парализованных — тоже. Сказали: «Приходите в мае».

Приедем, когда будете при смерти

Еще недавно специалисты говорили о том, что в группе самого высокого риска по заражению новым вирусом находятся пожилые люди. Позже статистику скорректировали, одно остается неизменным: в России именно старики — не только основной электорат, но и главный потребитель медицинских услуг. Сейчас во многих регионах им запрещено покидать дома, а госпитализация возможна лишь в случае экстренной необходимости.

65-летняя Валентина Васильевна Цыганенко живет в поселке Октябрьском Красноармейского района Краснодарского края — в 70 километрах от Краснодара и в 17 километрах от Славянска-на-Кубани. Инфаркт у нее случился за месяц до масштабного закрытия медучреждений по всей стране — в начале марта этого года.

О том, что было дальше, рассказала ее дочь Наталья: бабушке в ее нынешнем состоянии не до общения с журналистами.

Началось все, как казалось, с болей в желудке. Дважды приезжала скорая, оба раза фельдшеры делали кардиограмму, обезболивающий укол, но ничего серьезного не заподозрили. Только после того, как родственники самостоятельно привезли Валентину Васильевну в больницу, доктора диагностировали инфаркт.

«Ее положили на операцию, сделали коронарографию, — рассказывает Наталья. — Поставили стент, обнаружили атеросклероз сосудов. Второй стент, по словам врачей, можно поставить только через месяц».

Сразу после операции у пациентки подскочила температура, диагностировали пневмонию. Дочь говорит, что мама пять дней провела в палате интенсивной терапии под кислородом. За это время больницу закрыли на карантин в связи с коронавирусом, а пожилую женщину выписали и выпроводили.

Валентина Васильевна задыхалась, но добиться новой госпитализации оказалось невозможно — везде отвечали отказом: во всех медучреждениях Красноармейского района шла подготовка к приему коронавирусных больных. Семье Цыганенко посоветовали обратиться в Славянск-на-Кубани — бабушку погрузили в автомобиль и повезли в поисках медицинской помощи.

В Славянске сказали, что затрудненное дыхание вызывают проблемы с легкими, и отправили обратно в районную больницу. Там сообщили, что легкие здоровы, дело в больном сердце. И снова недолгая госпитализация закончилась вручением выписки сразу после закрытия больницы на перепрофилирование. В Краснодаре на просьбы о госпитализации ответили, что плановых больных не принимают, только экстренных по скорой.

«Фактически мы должны ждать, пока мама будет при смерти, чтобы вызвать скорую, — говорит Наталья. — Только тогда нас смогут госпитализировать. Успеет ли она доехать — большой вопрос».

На момент нашего разговора Валентина Васильевна все так же лежала дома в ожидании обострения. Переломить ситуацию помогла публикация ее внучки Ангелины в фейсбуке, где девушка описала все мытарства семьи. Пост заметили представители министерства здравоохранения Краснодарского края. По словам Ангелины, к бабушке «приехали врачи из районной больницы и сказали, что дадут бесплатные лекарства». Каким образом — неизвестно. Когда наконец будет сделана вторая операция на сердце — тоже.

В министерстве здравоохранения Краснодарского края «Таким делам» сообщили, что проблем с оказанием медицинских услуг кому-либо нет, но плановый прием и госпитализация действительно невозможны.

«Во всех муниципальных образованиях продолжается прием пациентов, — говорит консультант минздрава Анна Батаева. — Но с целью недопущения распространения коронавирусной инфекции плановый прием и госпитализация закрыты с понедельника, 30 марта, согласно приказу министерства здравоохранения Краснодарского края № 1332. Всем плановым пациентам осуществляется оказание медицинской помощи на дому».

По словам Батаевой, нуждающиеся в помощи должны обратиться к участковому врачу, который даст направление в медорганизацию. Выяснить свободную дату посещения можно, позвонив в районную больницу. Экстренная помощь и госпитализация осуществляются по вызову скорой помощи.

Законодательство

Медицинская помощь в большинстве случаев в России оказывается бесплатно. Но каждый пациент имеет право самостоятельно определить, каким образом он будет лечиться: стационарно или амбулаторно. В любом случае для получения бесплатной помощи ему требуется обязательный медицинский полис.

Если при обращении в определенное медучреждение больной человек не желает проходить там дальнейшее лечение, он имеет право написать отказ от оказания ему медпомощи. Но есть ситуации, при которых оформление отказа недопустимо:

  • потребность человека в оказании экстренной помощи для сохранения его жизни;
  • когда требуется проведение медицинской экспертизы для расследования уголовного дела;
  • при грубом нарушении гражданином законодательных норм при решении медицинских вопросов;
  • нестабильное психическое состояние человека, когда он не может самостоятельно принять правильное решение.

Во всех этих случаях человек обязан пройти медицинское лечение в том учреждении, куда его определила скорая помощь или другие врачи.

Приезжает ли скорая к человеку с онкологией, неизлечимым заболеванием?

Бригада скорой помощи приедет к пациентам с тяжёлыми и неизлечимыми заболеваниями по каждому вызову, даже если их будет несколько в день. Но нужно понимать, какую помощь она может оказать. Врач скорой помощи может снять симптомы и облегчить состояние, если больному стало хуже. При необходимости человека госпитализируют, но не в профильное отделение, а в обычный стационар. То есть задача врача скорой – снять острое состояние, а не лечить само заболевание. Этим занимается лечащий врач.

В случае если вызовов по одному конкретному адресу становится много, мы подаём сигнальный лист в поликлинику, где сообщаем, что назначенная терапия не работает, состояние человека ухудшается. Однако мы будем продолжать приезжать на вызов.

Нужно сказать, что сейчас редко бывают случаи, когда пожилой человек с деменцией по нескольку раз на дню вызывает врачей. Мы эти адреса уже, как правило, знаем, но всё равно едем, потому что права отказать нет: в каждый раз жалобы могут оказаться правдой.

Клинический госпиталь «Лапино»

Наибольшие надежды я возлагала на «Лапино»:

— Сколько стоит вызвать у вас бригаду к взрослому человеку с подозрением на коронавирус?

— Стоимость вызова с забором анализов — 18 тыс руб. на одного.

— Как скоро приедете?

— В течение дня. Если хотите, запишитесь на завтра. Вам с осмотром, без?

— С осмотром.

— Если с осмотром, то все бригады сейчас заняты. Раньше, чем завтра, не получится.

— А что входит в осмотр? — интересуюсь я.

— Мазок из зева.

— А другие анализы? Крови, например?

— Нет. Только мазок.

— И это стоит 18 тысяч? — удивляюсь я.

— Да, — слышу невозмутимый ответ.

— Как быстро станут известны результаты теста?

— До пяти дней.

— Тест проводится в вашей лаборатории?

— Нет, в лаборатории «Феликс». Курьер приезжает, забирает анализы, сами мы не делаем.

— А в случае, если подтвердится коронавирус, вы положите меня в свой стационар?

— Да, у нас есть инфекционное отделение.

— А сколько стоит день пребывания в отделении?

— В зависимости от палаты, от условий в них. Однако есть авансовый платеж, от 400 тыс. руб. Если останутся неистраченные деньги, они вам возвращаются.

Дальнейшие вопросы мне было предложено обсудить с другим оператором по другому телефону. Этот второй оператор, по заверению первого, должен был связать меня с врачом. Но по предложенному номеру я в итоге не дозвонилась.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий